ФНС рассказала, как будет искать теневых бенефициаров

10.09.2017

Федеральная налоговая служба подготовила письмо о субсидиарной ответственности контролирующих лиц. В нем она рассказывает, как заставить платить не номинального директора, а теневого бенефициара, когда отвечать по долгам компании должен юрисконсульт и какие схемы ведения бизнеса грозят его хозяевам "субсидиаркой". ФНС толкует недавние новеллы закона о несостоятельности, которые вступили в силу в июле 2017 года. В письме она объясняет, как противостоять злоупотреблению управляющих и как заставить субсидиарного ответчика явиться в суд. Поэтому "банкротным" юристам в любом случае будет не лишним ознакомиться с инструкциями ведомства.
Из документа ясно, как находить ее реальных собственников, а не «номиналов», и какими недобросовестными схемами они могут пользоваться.
Письмо ориентирует налоговые органы не просто получать решения суда (которые могут быть неисполнимы), а добиваться реального пополнения бюджета на максимально возможные суммы за счет виновных контролирующих лиц. Еще недавно это было непростой задачей, но ее облегчают поправки в закон о несостоятельности, которые вступили в силу в июле 2017 года.
Каков их смысл и как их применять – тема еще не опубликованного письма ФНС.
Поиск «теневых» бенефициаров по принципу «ищи, кому выгодно»
Чтобы привлечь контролирующее лицо к ответственности, надо доказать, что оно давало обязательные для должника указания или могло иначе направлять его деятельность в период, который начинается за три года до банкротства. Здесь пригодятся презумпции, ключевая из которых должна помочь на практике решить сложную задачу – вывести «на свет» «теневых» бенефициаров: "Предполагается, что человек контролировал компанию, если он извлекал выгоду из незаконного или недобросовестного поведения директора" (подп. 3 п. 4 ст. 61.10 закона о банкротстве).
В письме уделяется большое внимание разъяснению этого пункта. Поскольку закон не дает понятия выгоды, ФНС инструктирует, что под ней понимаются любые благоприятные изменения – как имущественные, так и неимущественные (нематериальные). Что же касается денежного выражения выгоды, то это «доходы, которые лицо, воспользовавшись нарушением права, получило или должно будет получить, обретение чужого имущества, а также полученные доходы, которые это лицо не получило бы без нарушения прав».
Ведомство рассказывает, какие могут быть способы получения такой выгоды.
По мнению ведомства, выгодой также можно назвать доход (выручку) фирмы-должника, которую контролирующее лицо (или связанные с ним лица) получили в нерыночных условиях: например, без встречного представления или по фиктивным договорам.
ФНС толкует еще одну новеллу закона о несостоятельности, которая позволяет суду признать лицо контролирующим по любым другим основаниям, которые прямо не указаны в законе. По мнению ведомства, это могут быть неформальные личные отношения (в том числе установленные оперативно-разыскными мероприятиями), например, совместное проживание (в том числе «гражданский брак»), совместная служба (гражданская или военная) или обучение (одноклассники, однокурсники) и т. п.
От номинальных директоров к реальным
 
Привлечь к ответственности «номинального» директора или учредителя не должно быть целью налоговых органов, ведь с них нечего получить, подчеркивается в письме ФНС. Формальные фигуры нужно привлекать соответчиками наряду с реальными контролирующими лицами. Если последних невозможно определить на стадии подачи заявления, письмо предписывает обязательно выявлять их позднее.
ФНС объясняет, как действует новелла закона о банкротстве – аналог «сделки со следствием» для контролирующего лица-«номинала». Он может частично или полностью освободиться от субсидиарной ответственности, если поможет установить настоящих бенефициаров.

Возникли вопросы?

Заполните форму обратной связи, наш специалист свяжется с вами!
8 (495) 960-32-60